Арсен Акопян
Сайт для друзей





«Ассасин, убийца, который держал  этот  нож,  знал  о  костях,  мускулах  и кровеносных сосудах не меньше хирурга. Он  знал,  как  воткнуть  кинжал  - очень острый кинжал - в спящего человека, чтобы тот не проснулся».

Р. Желязны, «Маска Локи»

За несколько веков, со времен крестовых походов термин «ассасин» прочно въелся в европейские языки, став синонимом слова «наемный убийца». В литературе ассасин чаще всего представляется нам неким демоном, бесшумной и безжалостной тенью проникающей  всюду и несущей с собой смерть, на острие отравленного кинжала. Откуда же появился этот образ? Есть ли у него реальный прототип или же все что говорят об ассасинах – выдумки? Тайный орден, райские сады и одурманенные гашишем молодые войны, готовые идти на смерть по любому приказу господина… Так ли все это? Где правда, а где ложь в историях об ассасинах?

Для начала исследуем происхождение легенды. Первое упоминание о них  в европейских летописях мы встречаем у некого Бурхарда Страсбргского, побывавшего в Сирии осенью 1175 года. Он прибыл ко двору Саладина – великого предводителя войска сарацин,  с дипломатической миссией от Фридриха Барбароссы. Вернувшись, он включил в свой отчет о поездке рассказ об «хейссессини». Он повествует о неком Старце Горы – могущественном владыке нагоняющим страх на всю мусульманскую и христианскую округу своей привычкой расправляться с неугодными ему людьми физически. Далее Бурхард пишет:  

<...> способ, которым он добивается своего, следующий: в горах у этого владыки множество прекрасных дворцов, обнесенных высокими стенами, в каждый из которых можно попасть лишь через хорошо защищенную дверцу. В этих дворцах с малолетства им содержатся и воспитываются крестьянские дети. Он обучает их различным языкам, латыни, греческому, итальянскому, сарацинскому, равно как и многим другим. Учителя наставляют этих отпрысков с младых ногтей и до времени их полного возмужания, с первых шагов учат их повиноваться приказаниям Господина; и если они будут следовать этому пути, то тот, кто имеет власть над всеми живыми богами, дарует им прелести рая.

 

Но если ученики откажутся исполнить какое-либо повеление, им не миновать наказания. Следует иметь в виду, что с детства они находятся в строгой изоляции и не видят никого, кроме наставников и воспитателей, и всё идет тем же чередом, пока не наступает момент предстать перед Господином, чтобы исполнить замысленное им — убить кого-нибудь. Во время аудиенции Господин спрашивает, желают ли они повиноваться его приказу, чтобы впоследствии он смог воздать им радостями рая. Как учили и безо всякого сомнения или сопротивления они припадают к его стопам и пылко клянутся быть послушными во всем, что бы он ни повелел. Тогда Господин вручает каждому золотой кинжал и посылает лишить жизни намеченного им правителя»

Этот доклад был принят и позже распространился по всей Европе. Как мы позже увидим, Бурхард довольно скуп и скептичен в своей версии об ассасинах. Следом за ним эту историю повторяли многие средневековые летописцы, как правило присоединяя к ней все больше и больше подробностей, чаще всего выдуманных. Так в начале 13-ого века Жак де Витри, епископ Акры (нынешний израильский город Акко), проживший на Святой Земле много лет, дал новую версию истории об ассасинах: 

«Старец Горы, их повелитель, требует, чтобы мальчики этого народа доставлялись в тайные и дающие отдохновение места (locis secretis et delectabilibus), где он их усердно тренирует и обучает различным языкам, засылает в различные края с кинжалами и приказывает уничтожать великих людей из христиан, равно как и из сарацин <...> суля за исполнение своих приказаний вкушение блаженств без конца и удовольствий в раю после смерти (in paradiso post mortem), даже больших, чем те, что уже испытаны ими. Если их постигнет смерть при исполнении акта послушания, они будут причислены общиной к мученикам и займут место среди их святых, станут почитаться с величайшим благоговением. А их родители получат множество даров от Наставника, именуемого Старцем (Senex). <„> Вот почему эти несчастные и одураченные отроки <...> отдаются своей смертельной миссии с такой радостью и удовольствием»

Из этой версии явно видно, что ее автор, Жак де Витри был гораздо лучше знаком с обычаями ислама, чем Бурхард, поскольку сам долго жил среди мусульман. Он приоткрывает перед нами идеологию ассасинов, идею смерти за веру которая гарантирует райские кущи,  бытующую в некоторых течениях ислама и по сей день. Ассасины, по его мнению - религиозные фанатики, «одураченные отроки» отдающие свою жизнь ради призрачных обещаниях о бесконечных райских наслаждениях. С его точки зрения такое поведение абсолютно иррационально, и объясняется лишь систематической «промывкой мозгов», которую устраивает таинственный Старец своим подопечным. Еще один примечательный элемент истории Жака де Витри – первое упоминание о «тайных и дающих отдохновение местах». Он не распространяется о том что это за места, но видно что он четко знает об их существовании. Оно и не удивительно – опять же это объясняется его долгим проживанием на Ближнем Востоке. Он слышал об отдаленных крепостях в Сирии и Персии, но не знает их имен. Пока что стоит запомнить этот факт, мы еще вернемся к нему.

 

Следующим описавшем ассасинов был германский историк Арнольд Любекский составивший свою «Хронику» в начале 13-ого века. Известно что во многом он полагался на рассказ описанный Бурхардом, однако имел и свои собственные источники, поскольку так же посетил Ближний Восток в 1172 году: 

«этот Старец своим волшебством так заворожил подданных, что они не поклоняются и не верят в иных богов, кроме него самого. Удивительным образом он соблазняет их такими надеждами и упованиями, посулами таких вечных наслаждений и радостей, что они предпочитают скорее умереть, нежели оставаться в живых. Многие из них, взойдя на высокую стену, прыгают вниз по его кивку или команде, их черепа разбиваются вдребезги, и они умирают жалкой и ужасной смертью. Самым благословенным, как он утверждает, окажется тот, кто прольет кровь человека и в награду за оное деяние сам расстанется с жизнью. Когда один из них изберет такой путь и решится убить кого-либо, применив свои навыки, и следом погибнуть в отместку за содеянное, Старец сам вручает такому кинжал, так сказать, освященный для этой миссии.

 

Затем Старец одурманивает сего человека неким напитком, и тот впадает в экстаз и забвение. Магия Старца позволяет пробудить у адепта фантастические видения, грезы, полные услад или, скорее, мишуры, и обещает вечное обладание этими радостями в награду за совершение порученного деяния»

Кто заметил нечто новое? Правильно. В этом рассказе впервые появляется волшебный напиток, которым одурманивают молодых адептов. Сладкие грезы, галлюцинации, сцены рая – мираж, приоткрывающий перед убийцами прелести загробной жизни. Наконец-то нашлось решению иррациональному, с точки зрения европейца, поведению ассасинов! Старец, ловкий и хитрый манипулятор не только «дурит мозги» своим подопечным в переносном смысле, но делает это и в прямом, напаивая их наркотиком, лишая воли и соблазняя видениями. Теперь все находит свое объяснение, и даже яркое упоминание о прыжках со стены по одному только кивку или приказу владыки. Кстати, этот эпизод  - след легенды потрясающе популярной в средневековой Европе. Согласно ей, в 1194 году Анри Шампанский, унаследовавший корону Иерусалимского королевства, посетил крепость Старца Горы. Там предводитель ассасинов продемонстрировал христианскому вождю преданность и самопожертвование своих войнов, дабы показать что с ним шутки плохи.

Законченную сюжетную линию легенда об ассасинах приобретает под пером Марко Поло, известного венецианского путешественника. Тот среди своих странствий побывал в Персии, и по его словам, записал там со слов местных жителей такую историю:

«Старец по-ихнему назывался Алаодин. Развел он большой, отличный сад в долине, между двух гор;(…)Понастроил он там самых лучших домов, самых красивых дворцов, таких и не видано было прежде; они были золоченые и самыми лучшими в свете вещами раскрашены. Провел он там каналы; в одних было вино, в других — молоко, в третьих — мед, а в иных — вода. Самые красивые в свете жены и девы были тут; умели они играть на всех инструментах, петь и плясать лучше других жен. <...>  Здесь было множество различных одеяний, лож, еды и всего, что можно было пожелать. Здесь не вели речи ни о чем грустном и было не принято отводить время чему-либо, кроме игры, любовных утех и удовольствий…
         Сад этот, толковал Старец своим людям, есть Рай. Разбил он его таким точно, как Мухаммад описывал сарацинам Рай: кто в Рай попадет, у того будет столько красивых жен, сколько пожелает, и найдет он там реки вина и молока, меду и воды. (…)Попадал в него только тот, кто выражал желание сделаться ассаси-ном. При входе в сад стояла неприступная крепость; никто в целом свете не мог овладеть ею, а другого входа туда не было.

        Содержал Старец при своем дворе всех тамошних юношей от двенадцати до двадцати лет, тех, что пожелали стать доблестными воинами и храбрыми героями. … Приказывал Старец вводить в этот рай юношей, смотря по своему желанию, по четыре, по шесть, по десяти, по двенадцати, по двадцати, и вот как: сперва их напоят, сонными брали и вводили в сад; там их будили.Проснется юноша и, как увидит всё то, что я вам описывал, поистине уверует, что находится в Раю, а жены и девы во весь день с ним — играют, поют, забавляют его, всякое его желание исполняют; всё, что захочет, у него есть; не вышел бы оттуда по своей воле.

Захочет Старец послать куда-либо кого из своих убить кого-нибудь, приказывает он напоить столько юношей, сколько пожелает, когда же они заснут, приказывает перенести их в свой дворец. Проснутся юноши во дворце, изумляются, но не радуются от того, что из Рая по своей воле они никогда не вышли бы. Идут они к Старцу и, почитая его за пророка, смиренно ему кланяются; Старец прикажет идти на смерть своим именем, чувствовал себя счастливым и был твердо уверен, что удостоится Рая. Так, многие владетели или люди, что были врагами Старца, были убиты его адептами — ассасинами, поскольку никто из них не боялся смерти, если только мог выполнить повеление Старца. И они, будто безумцы, подвергали себя любой опасности, страстно желая погибнуть вместе с врагом своего господина и презирая жизнь. И по той причине этого деспота боялись во всех странах.
        Захочет Старец убить кого-либо из важных, прикажет испытать и выбрать самых лучших из своих ассасинов; посылает он многих из них в недалекие страны с приказом убивать людей; они идут и приказ его исполняют; кто останется цел, тот возвращается ко двору; случается, что после смертоубийства они попадаются в плен и сами убиваются.Вернутся к своему повелителю те, что спаслись, и рассказывают в точности, как дело сделали; … смельчаков он хорошо знает; за каждым из посланных он отряжает особых людей, и они ему доносят, кто смел и ловок в душегубстве. Захочет Старец убить кого-либо … выберет он из своих ассасинов и, куда пожелает, туда и шлет его. А тому говорит, что хочет послать его в Рай и шел бы он поэтому туда-то и убил бы таких-то, а коль сам будет убит, то тотчас же попадет в Рай. …  Кого Старец Горы порешил убить, тому не спастись.»

В конце очерка Марко Поло сообщает, что Старец имел двух представителей в Дамаске и в Курдистане, которые вели себя так же и имели те же обычаи. И что конец Старца, известного как Алаодин, наступил, когда, будучи осажден три года кряду, он со всеми своими людьми и ассасинами был убит монголами, которые разрушили и его замок, и «райский сад».

Версия Марко Поло имеет вид законченного произведения. Ясно, что автор опирался на более ранние история, которые мы с вами уже прочли. В конечном варианте Поло он создает нечто среднее между всеми этими рассказами, что-то отбрасывая, а что-то добавляя. Принципиально новым является описание «райского сада». Огромную роль при этом играет его схожесть с Раем описанным в Коране. Марко Поло превращает образ хитрого Старца в настоящую химеру. Он уже не использует наркотик чтобы создать у адептов иллюзию рая -  он его создает в реальности!

File:Thomas Rowlandson.jpg

Вот он, тот самый рай который обещан вам Аллахом! Реки молока и вина, прекрасные девы, любовные утехи – именно от этого, а не от гашиша, становятся зависимыми ассасины. Ради этого служат они повелителю и жертвуют собой по его приказу. Старец Горы возводит себя в роль Пророка (типичное поведение для главы религиозной секты) и адепты почитают его таковым. В них нет ни тени сомнения по поводу правильности своего пути, именно потому они столь самоотверженны. И нет на свете ничего, что могло бы остановить их.

На этом месте и возникла легенда известная всему миру – легенда об ассасинах.

Теперь же пришло время отделить правду от лжи, и узнать кто такие были ассасины на самом деле.

В 750-х годах приверженцы ислама были расколоты на два течения: суннитов (от «сунна», что означает « союз») и шиитов (от «ший», что означает «община»). Вскоре каждое движение внутри себя также пришло к разногласиям и раскололось на несколько ветвей, а те в свою очередь еще на несколько. Ислам как свод уставов, заповедей и традиций лишь зарождался – каждая ветвь искала свой путь и своих наставников. Неизбежными были разногласия, доходившие порой до насилия между теми или другими учениями.Обстановка обострилась еще больше, когда с Европа начали валить толпы христиан – это начались крестовые походы.

 

Однако это не сплотило мусульман вокруг своей религии. Распри на религиозной почве продолжали занимать чуть ли не главнейшую роль в жизни всего мусульманского общества. Споры о наследии Мухаммада, о роли имама, о вере, о соблюдение постов и обрядов не стихали не на минуту. Периодически, то одно, то другое течение обвиняло остальных других в ереси. Словом, все «катили бочку» друг на друга.

Среди всего этого хаоса на свет родился человек по имени Хасан ибн Саббах. Он получил хорошее образование, странствовал по всему Ближнему Востоку в поисках знаний и религиозной истинны. В медресе (учебное заведение) под названием Рея он встретил исмаилистского проповедника который зародил в его сердце сомнения насчет веры родителей и привлек в течение исмаилистов.

(Хасан ибн Саббах)

Саббах почувствовал дальнейшее призвание и отправился в странствие в поисках единомышленников. Вскоре он создал собственное течение в исмаилизме и встал во главе общины низаритов. В 1090 году Хасан ибн Саббах со своими приверженцами хитростью захватили крепость Аламут в северной Персии. Вскоре они создали собственное государство, покоившееся на плечах девяти крепостей: Масъиф, Кахв, и Хауаби – в Сирии;  Аламут, Ламасар, Шамиран, Маймун Диз, Гирдкюх и Сару – в Персии. Столицей этого государства стала крепость Аламут.

(Развалины крепости Аламут)

Как сирийсий, так и персидский оплот низаритов был окружен со всех сторон тюрками-сельджуками, которые были сунниты. Сами низариты принадлежали шиизму и таким образом они оказались в окружении врагов. 

 Тюркам-суннитам государство низаритов было как кость в горле. Ко всему прочему, сунны мало что понимали в идеологии шиитов и часто путали мирных исмаилитов-низаритов с другим течением – карматами, которые были очень радикальны и творили жуткие бесчинства, что-бы досадить суннам. 

(Развалины крепости Масъиф)

Тюркские полемисты и имамы клеймили низаритов как еретиков, дабы дескридетировать их перед всем мусульманским и христианским миром. По их слова, низариты - представали неким сообществом с не заслуживающими доверия основателями и засекреченной системой посвящения, а сложившаяся практика общины представала нацеленной на отрицание религии и нигилизм. Общей чертой всей этой пропаганды, будоражившей мусульманское сообщество вплоть до Нового времени, было выставление исмаилизма сверхъересью (илхад), созданной для разложения ислама изнутри. Таким образом, компрометировавшая исмаилитов «черная легенда» и враждебность к ним их мусульманского сообщества в конечном счете внесли решающий вклад в укоренение фантастических измышлений об исмаилитах низаритах и в Европе.


(Крепости низаритов)

Низариты и сами немало способствовали рождению выдумок. Они тщательно оберегали от посторонних глаз свои тексты и не допускали к учению непосвященных. В средние века они сурово преследовались по всему мусульманскому миру, подвергались беспощадной травле. Община была вынуждена жестко придерживаться шиитского принципа такиййа — сокрытия веры перед лицом опасности. 

 В 11 веке низариты подняли открытое вооруженное восстание против суннитов — тюрок сельджуков. Столкнувшись с превосходящими силами противника, низариты избрали в качестве вспомогательного средства достижения военных и политических целей уничтожение враждебных к ним региональных лидеров. Этот способ показал себя как высокоэффективный, и вскоре в основных странах ислама почти каждое убийство политического характера стало приписываться кинжалам низаритских фидаи, крайне редко остававшихся в живых в ходе выполнения миссии.  

 

(Исмаилистский лев)

Доподлинно известно, что за этот период от рук низаритских убийц погибли: шесть визирей, три халифа, десятки городских правителей и духовных лиц, несколько европейских правителей, такие как Раймонд Первый, Конрад Монферратский, герцог Баварский, а также видный общественный деятель, персидский учёный Абд уль-Махасин, вызвавший гнев низаритов своей резкой критикой в их адрес.  

Их название – «фида?и» на арабском означает «жертва», буквально имеют смысл «жертвующий собой во имя идеи». Таким образом крепости низаритов превратились в своеобразные школы подготовки тайных агентов. Процесс подготовки был невероятно долог и сложен, но благодаря этому качество их «работы» было таким высоким, что само слово «фидаи» вызывало ужас у большей части населения того времени.  

Но почему « ассасины»? Слово «ассасин» произошло от арабского «хашийшин», что означает «потребитель гашиша». Как не трудно догадаться именно на этой почве расцвели мифы об употребления наркотический средств. Этот миф настолько прочен, что и по сей день некоторые считают что ассасины употребляли гашиш перед или во время выхода на операции. Однако это заблуждение. Все арабские источники называют низаритов «мулхидун» - еретики или «фидаи». Всего в нескольких документов появляется термин «хашийшин» и он как правило находится среди целого потока обидных кличек и ругательств которыми награждали  низаритов их религиозные враги. В те времена гашиш действительно был чрезвычайно популярным наркотиком и поначалу употреблялся почти всеми.

Однако позже религиозные лидеры всего ислама издали запрет на его употребление, так как справедливо посчитали, что гашишный наркоман не может жить нормальной жизнью, соблюдать посты и служить Аллаху. Таким образом гашиш был популярен среди самых низших социальных слоев, бродяг, бедняков, чернорабочих, и всяких темных личностей. Ругательство  «хашийшин» означало нечто среднее между «чернь» и «голодранец».

Но могли ли фидаи употреблять гашиш на самом деле? Скорей всего нет. Во-первых этому не существует никаких документальных свидетельств. Во-вторых общинная жизнь низаритов была довольно строгой, напоминающей монастырский режим и вряд ли бы там допустили употребление наркотиков. И в-третьих – каждый кто хотя бы раз употреблял гашиш или видел человека под его воздействием знает, что функционировать в таком состояние очень сложно. Человек становиться медлительным, апатичным, сильно ухудшается координация и скорость реакций, меняется восприятие, притупляются ощущения. Вряд ли фидаи доводил себя до такого состояние перед ответственной миссией, требующей предельной концентрации и четкости.

Кто такой Старец Горы? Помните, у Марко Поло упоминается имя этого старца - Аладион? На самом деле он имел ввиду человека по имени Ала ад-Дин Мухаммад III (1221—1255 гг.), предпоследнего владыка государства низаритов в Персии. Всего владык было восемь, и первым из них был Хасан ибн Саббах который и основал общину низаритов.

Были ли «райские сады»? Райские кущи, прекрасные девы, реки текущие молоком и медом – все это оказалось вымыслов европейцев, весьма своеобразно воспринимавших восточную экзотику.


Правда, однако, более прозаичная. Известно, что Хассан ибн Саббах – первый владыка низаритской общины, создал вокруг своих крепостей систему подземных каналов орошавших прилегающие поля, где таким образом можно было возделывать зерновые и плодовые культуры. Последующие владыки усовершенствовали эту технологию, и таким образом крепости превратились в цитадели, могущие выстоять многолетнюю осаду за счет воды и выращенного ими продовольствия. Однако вместе с тем известно что Хасан Саббах установил  в своих общинай жесточайшие по своему аскетизму правила. Запрещалось все, что связано с роскошью: излишество в еде, в богатстве и в развлечениях. Фидаи росли и тренировались в обстановке схожей с монастырем жесткого режима. За правилами следили неукоснительно. Известно, что Хасан Саббах приказал казнить одного из своих сыновей за нарушение одного из запретов.

Считавшиеся неприступными крепости низаритов рухнули в середине 13 века под натиском монголов. Их крепости были разрушены и предводители взяты в плен и убиты. Так прекратилось существование ассасинов.  Их небольшое, окруженное врагами государство просуществовало недолго, но иронично, что осталось оно в истории именно благодаря злословию их врагов и недругах.

(монголы врываются в крепость Аламут)

Остается добавить, что само течение низаритов существует и по сей день. Проживают они по всему миру, более чем в двадцати пяти странах Азии, Африки, Европы и Северной Америки. В настоящее время духовным лидером исмаилитов низаритов является принц Карим Ага Хан IV, сорок девятый имам.



2010-10-25