Арсен Акопян
Сайт для друзей





Лиса Патрикеевна

Было сие давно-предавно, на зеленом острове Ирландия, где люди пешие не ходят, а все на конях разъезжают. И все они там сплошь рыжие и бесстыжие.

 

 

И вот как-то раз в тех самых краях шел тамошний святой Патрик по своим делам по зеленым холмам. Шел он невесел, ниже плеч голову повесил, потому как было у него накануне прение о вере со здешними могучими друидами. Долго они в мудрости состязались, сперва за столом, а затем под столом. И по такой причине голова у святого Патрика весьма трещала.

 

Поднялся святой Патрик на высокий холм, а на том холме сидит в каменном кругу, на каменном троне под развесистой яблонькой женка, рыжая, что твой огонь. Спросил ее святой Патрик:

Кто ты такая?

Я – Маха Рыжеволосая, владычица этой земли. А ты, верно, тот беглый раб, что бродит повсюду и рассказывает всякий вздор о встающих мертвецах и смущает людей среди белого дня?

Да, это я. Что ж, померяемся силами?

Это ни к чему. Давай лучше сыграем.

А на что будем играть?

Пусть проигравший исполнит волю победителя.

Подумал святой Патрик и согласился. Игра – дело священное.

Сорвала Маха с яблони красное яблочко, в один миг сгрызла его, а косточки выплюнула в кулак. А потом протянула святому Патрику обе руки и спросила его:

В какой руке?

Патрик подумал и ответил: В левой.

Тогда богиня засмеялась громким смехом и показала Патрику раскрытые кулаки. И верно, в правой руке у нее ничего не было, но и косточки были не в левой руке, так как у богов и старших Детей Богини обе руки правые. А когда хотят они различить две руки, то говорят о «той руке, которая в каждой схватке держала щит», как о том говорится в истории о Воспитании Домов Двух Чаш.

Как бы ни было, Патрик проиграл.

Какое же будет твое желание? – спросил он Маху.

Мое желание – чтобы ты сейчас же нарушил со мною свой дурацкий обет.

Задумался Патрик. С одной стороны, проигрывать всегда плохо, с другой стороны, не так уж неприятен был ему этот проигрыш, а с третьей, – как известно, кто отказал женщине, тот оскорбил бога. И они с Махой возлегли на холме среди камней. И когда завершил Патрик дело победы, то сказала ему Маха:

Теперь тебе черед держать кости.

И протянула Патрику яблоко. Тот прочел над ним молитву и тут же сгрыз его, а потом на мгновение закрыл уста обеими руками. Наконец он протянул Махе кулаки и спросил ее:

В какой руке?

Молча указала Маха на правую. И тогда Патрик, также храня молчание, открыл обе руки, и ни в одной из них не было косточек, ибо не такова природа клирика, чтобы яблочко съесть, а косточки оставить.

Недаром говорят в тех краях, что клирик возьмет свою долю и с летящего ветра, и что когда король одарит подданного или подданный платит дань королю, всегда и у того и у другого найдется что-нибудь для монаха.

Застонала громко Маха, но сдержала себя и спросила святого:

Ну что ж, теперь ты выиграл. И каково же твое желание, если ты можешь еще что-то от меня пожелать?

Мое желание – сказал ей Патрик, – чтобы ты немедленно оставила эту землю ради господина, которому я служу.

Поняла богиня, что дала маху в этой игре, но не стала нарушать условия и в великом гневе оставила Изумрудный Остров, а вместе с ней ушли и многие дети и спутники ее. Села Маха на корабль и поплыла не на Запад, где бы все стали над ней смеяться, а на Восток, в Северное Море. Долго скиталась Маха по морю и по суше, пока не добралась до Северной Дороги и не пришла в Белоозеро, и там она остановилась, так как ждала ребенка от Патрика. Вот родилась у нее девочка, и достались ей от матери острые зубы и огненно-рыжие волосы, а от отца хитрость и хищный нрав. 

 

И назвала мать девочку Лиса, а по батюшке – Патрикеевна.



2009-11-24